История/ Новейшая история/ Страницы истории/ Китай/ История Китая в Новейшее время/ Политика привлечения иностранного капитала в КНР/
Древний мир
Страницы истории
Карты
Даты и события
Средние века
Страницы истории
Карты
Даты и события
Новое время
Страницы истории
Карты
Даты и события
Новейшая история
Парадоксы истории
Страницы истории
Карты
Даты и события
Общие разделы
День в истории
Загадки истории
История истории
Исторические личности
Историки
Археология
Организации
Занимательные
исторические факты

История религий
Рефераты по истории
Новые статьи :
[1937] - Л. Троцкий прибыл в Мексику - ТРОЦКИЙ (наст. фам. Бронштейн) Лев Давидович (1879-1940), российский политический деятель. В социал-демократическом движении с 1896. С 1904 выступал за объединение фракций большевиков и меньшевиков. В 1905 в основном разработал теорию "перманентной" (непрерывной) революции: по мнению Троцкого подробнее..

[1853] - французский император Наполеон III женился на испанской герцогине Евгении де Монтийо, которая впоследствии имела значительное влияние на внешнюю политику Франции - НАПОЛЕОН III (Луи Наполеон Бонапарт) (1808-73), французский император в 1852-70. Племянник Наполеона I. Используя недовольство крестьян режимом Второй республики, добился своего избрания президентом (декабрь 1848); при поддержке военщины совершил 2.12.1851 государственный переворот. 2.12.1852 подробнее..

Сервис:
Новости
Служба рассылки
Открытки
Исторические личности
Социологические опросы
Лучшие тесты
  1. Какой у тебя характер?
  2. IQ
  3. Психологический возраст
  4. Любит - не любит
  5. Кого назначит вам судьба?
  6. Ждет ли вас успех?
  7. Какому типу мужчин вы нравитесь?
  8. Посмотрите на себя со стороны
  9. Какая работа для вас предпочтительнее?
  10. Есть ли у тебя шестое чувство?
[показать все тесты]


Политика привлечения иностранного капитала в КНР





Привлечение иностранного капитала стало в период реформ одной из основных форм осуществления открытой внешнеэкономической политики Китая. Приоритетное значение в 1990-х годах приобрели прямые предпринимательские инвестиции, опередившие по освоенным средствам объемы внешнего заимствования. В условиях возрастающей потребности в валюте для оплаты импорта необходимых техники и технологии, сырья и материалов они рассматриваются в качестве эффективного способа разрешения противоречия между импортными потребностями и экспортными возможностями. Велика их роль во внедрении новых методов и идей в экономическую теорию и современных приемов и форм хозяйствования в практику.

В конце 1970-х - начале 1980-х годов сложились благоприятные внутренние и внешние условия для привлечения иностранного капитала в КНР. Страной был взят курс на ускоренную модернизацию народного хозяйства, потребовавший значительных финансовых и материально-технических ресурсов, с другой стороны, на международном рынке имелись избыточные свободные капиталы. Введение налоговых и таможенных льгот для СП, облегчение процесса их создания, учреждение районов льготного инвестирования в приморской полосе дали толчок развитию совместного предпринимательства, представленному на первоначальном этапе главным образом кооперационными предприятиями, действовавшими в трудоемких областях обрабатывающей промышленности, в сфере услуг, туризма, в коммунальном и гостиничном хозяйстве и т.п. Предприятия концентрировались в приморских провинциях Гуандун и Фуцзянь, большинство иностранных вкладчиков являлись зарубежными китайцами из Гонконга, Макао, Тайваня. При этом низкая экономическая эффективность хозяйствования (малый экспорт, дефицит валютных доходов, узкая непроизводственная отраслевая структура, краткосрочный характер сотрудничества, привязанность к зарубежным поставкам и т.д.) требовала от китайского руководства принятия действенных шагов.

В середине 1980-х годов они были сделаны. Усилилась роль государства в регулировании иностранных инвестиций, были предприняты шаги по их выборочному ограничению и поощрению в отношении отраслевой, технологической и территориальной структуры. Шел постепенный процесс адаптации национального законодательства к общепринятой мировой практике. В результате, начиная со второй половины 1980-х годов в КНР наметился переход от количественного наращивания внешних ресурсов вследствие либерализации инвестиционного климата к многосторонней системе поощрения иностранных капиталовложений с учетом их качественных характеристик. Более двух третей СП, созданных в этот период, пришлись на сферу производства (автомобилестроение, нефтепереработка, угледобыча, производство бытовой техники), совместные (паевые) предприятия стали преобладающей формой совместного предпринимательства, усилилась их экспортная направленность, активнее пошел в страну тайваньский капитал. Тяньаньмэньские события лета 1989 г. и последующие за ними санкции западных стран снизили число создаваемых совместных и кооперационных предприятий, одновременно резко возросло количество иностранных предприятий, что поощрялось правительством в условиях нехватки валютных средств.

Начало 1990-х годов, совпавшее с отменой санкций, стало для Китая поистине "золотым периодом" в привлечении зарубежного предпринимательского капитала. В 1992-1993 гг. этот процесс приобрел поистине лавинообразный характер. В эти два года в отдельности создано столько СП, сколько за все предыдущие годы реформ начиная с 1979 г. В результате в 1993 г. КНР вышла на первое место среди развивающихся стран и на второе место в мире после США по объемам привлекаемого иностранного капитала.

Резкий рост притока инвестиций в КНР в этот период объяснялся политической стабильностью общества, наличием огромного внутреннего рынка и тесной связью с китайской диаспорой за рубежом, поступательным экономическим ростом в результате проводимого курса реформ и интеграции в мировую экономику, постепенной, более глубокой, чем в Японии и Республике Корея на начальном этапе их развития либерализацией инвестиционного режима, продуманной системой налоговых льгот и преференций. Решающим же фактором роста стало допущение иностранного капитала в отрасли т.н. "третьей сферы" экономики (розничную торговлю, недвижимость (долгосрочную аренду земельных участков под застройку), транспортные, страховые, консультационные, финансовые услуги, туризм и т.д.) в крупнейших торгово-промышленных центрах страны: Пекине, Тяньцзине, Шанхае, Гуанчжоу, Шэньчжэне . Симптоматично в этой связи, что Китаю, как крупнейшему реципиенту предпринимательского капитала начала 1990-х годов не смогли составить сколь-нибудь значимую конкуренцию страны бывшего Советского Союза и Восточной Европы.

В 1994-1996 гг. темпы роста числа совместных предприятий и объемов их заявленных инвестиций по соглашениям заметно снизились. Такая динамика оценена китайскими специалистами в целом положительно - как результат урегулирования отраслевой структуры СП, вызванного нехваткой инвестиций в базовые отрасли промышленности, определяющие научно-технический прогресс, и усиления жесткой кредитно-финансовой политики государства. Так, приоритетные отрасли для привлечения иностранного капитала, закрепленные Госсоветом КНР во Временном положении о регулировании направления иностранных инвестиций (1995 г.), включают:
- сельское хозяйство, включая рыбное, лесное, скотоводство;
- инфраструктуру и базовые отрасли промышленности (энергетику, металлургию, железные и автомобильные дороги, порты и аэропорты);
- машиностроение, электронную, нефтехимическую, автомобильную промышленность, производство стройматериалов;
- высокотехнологичные, наукоемкие, энергосберегающие и экологичные производства;
- отрасли, активно задействующие рабочую силу и природные ресурсы западных и центральных районов страны.

На динамику роста СП оказали воздействие и внешние факторы: возрастающая конкуренция за "свободные" капиталы со стороны динамично развивающихся государств ЮВА (Индонезия, Таиланд, Малайзия), а также колебания американского доллара и японской йены, торговые войны между ведущими экономическими державами.

Главным источником зарубежного предпринимательского капитала в Китае стабильно является Гонконг (около 60% общего объема), а также Тайвань. Достаточно быстро растут японские и американские капиталовложения, инвестиции стран Европейского Союза, АСЕАН, Республики Корея.

В территориальном размещении капиталовложений сохраняются значительные диспропорции: на приморские провинции Гуандун, Цзянсу, Шаньдун, Фуцзянь приходится около двух третей привлекаемого иностранного капитала. Характерной чертой в последние годы стало, однако, значительное расширение регионов привлечения иностранных инвестиций, включая внутренние, приграничные провинции. Однако преимущественный приток капитала в приморские провинции, судя по крупномасштабному освоению шанхайского района Пудун, на наш взгляд, в ближайшие годы останется неизменным.

Следует отметить, что механизм привлечения иностранного капитала в КНР охватывает практически весь арсенал современного международного инвестиционного производственного сотрудничества: компенсационные соглашения, совместную разработку нефтяных ресурсов на континентальном шельфе, инвестирование за рубежом, подрядное строительство и экспорт рабочей силы, иностранный туризм.

Вместе с тем на пути дальнейшего развития сотрудничества КНР с иностранным капиталом сохраняется немало проблем, часть из которых связана с несбалансированностью отраслевой структуры инвестиций. Несмотря на то, что к началу 1990-х годов промышленная сфера стала в ней доминирующей, что позволило китайскому руководству дать "зеленый свет" инвестициям в "третью сферу" экономики, далеко не идеальным остается положение дел в базовых промышленных отраслях (черная и цветная металлургия, химия, стройматериалы), распыленность инвестиций имеет место в обрабатывающей промышленности.

Другая проблема - нежелание крупнейших промышленно развитых стран предоставлять КНР современную технику и технологию, зачастую использование ими в отношении Китая тактики "выпавшего технологического звена", когда роль китайской стороны ограничивается простой сборкой, подключением к производственному процессу на его последних стадиях. В этом, очевидно, проявляется стремление иностранных компаний соблюдать свои стратегические выгоды, нежелание создавать сильного конкурента на мировом рынке. В связи с этим, наиболее перспективной формой представляются именно совместные предприятия, предполагающие заинтересованность обеих сторон в привлечении современной технологии для модернизации производства.

Проблемой остается и невысокое качество многих китайских товаров, несоответствие их международным стандартам, недостаточная квалификация рабочего и инженерно-технического персонала. Их работа в трудоемких отраслях на конвейере и сборке имеет узкую специализацию, не дает широких технологических навыков.

Важным резервом увеличения притока капиталовложений является расширение круга инвесторов. Пока же большинство их приходится на долю Гонконга и Макао. Не сбалансирована и территориальная структура размещения иностранного капитала, где заметно преобладают приморские районы страны.

Иностранных инвесторов также очень беспокоит неполное законодательство, наличие многих "закрытых" инструкций, затрудняющих свободное предпринимательство, сложный порядок взимания налогов и недостаточная правовая защита интересов инвесторов, отсутствие арбитражной системы разрешения споров (китайцы предпочитают ей неформальные консультации сторон), неполная конвертируемость юаня, обязательность экспорта и затруднения с реализацией товаров на внутреннем рынке, бюрократизм и коррупция в рассмотрении вопросов, вмешательство чиновников. Слишком велика зависимость СП от китайских ведомств по найму рабочей силы, снабжению сырьем, водой, электроэнергией, аренде помещений и т.п., что отражается в монопольных ценах и увеличивает затраты. Наконец, мешает совместному предпринимательству распространенная среди китайцев неверность контрактным обязательствам, убеждение, что в силу обстоятельств можно и нужно изменять условия соглашений.

При этом нельзя не сказать о растущем понимании Китаем по мере интеграции его экономики в мировую систему необходимости формирования надежной правовой защиты иностранных инвестиций и его усилиях в этом направлении, поскольку в противном случае, и это осознают в Пекине, КНР лишится гарантий дальнейшего роста зарубежных капиталовложений.

Оценивая итоги привлечения иностранного капитала в КНР, следует подчеркнуть, что столь значительных успехов в деле приращения экономического потенциала, снижения себестоимости продукции, повышения ее технологического уровня, экономии валютных ресурсов удалось достичь во многом благодаря жесткому контролю со стороны правительства за привлечением зарубежных капиталовложений, тесной координации этого процесса с планированием развития народного хозяйства и его отдельных отраслей. Были созданы благоприятные условия для конкуренции между зарубежными вкладчиками за более привлекательные условия деятельности на китайском рынке. Китай не допустил распространения чисто сборочных (отверточных) производств и контролировал высокую долю отечественного компонента в стоимости продукции не только во избежание излишней зависимости от поставщиков, но и для обеспечения в будущем конкурентоспособной стоимости производимой продукции по сравнению с ее зарубежными аналогами.

Общую тенденцию совместного предпринимательства в КНР в 1990-х годах можно оценить как смещение акцента со сборки изделий из комплектующих деталей и компенсационной торговли на капиталоемкие, техникоемкие и наукоемкие производства; от "вертикального" разделения труда к "горизонтальному"; от территориального к отраслевому стимулированию; от преобладания мелких и средних объектов к кооперации крупных хозяйственных единиц, консорциумов, ТНК.

Говоря о ближайшей перспективе, можно предположить, что Китаю необходимо будет обеспечить, как минимум, стабильность и поступательность в росте иностранных капиталовложений. Наиболее приоритетными отраслями для страны в настоящее время являются отрасли инфраструктуры, энергетика, транспорт, связь, портовое хозяйство, металлургия, химия. Они создают предпосылки для эффективного функционирования совместного предпринимательства в отраслях легкой, текстильной и пищевой промышленности, электроники и бытовых приборов.

В ближайшее время, в Китае можно ожидать дальнейшего поступательного роста зарубежных инвестиций при сохранении социально-политической стабильности, улучшении инвестиционного климата в стране, предоставлении действующим на его территории совместным предприятиям национального режима, широкого допуска их продукции на внутренний рынок, либерализации валютного регулирования, связанного со свободной куплей-продажей инвалюты. В Китае понимают, что этап фискального стимулирования инвестиций прошел.

Проблемы и трудности, сопутствующие Китаю в привлечении иностранного капитала, - неизбежное следствие перехода к новой экономической системе. В настоящее время Китай, отстаивая свои национальные экономические интересы, стал проводить более избирательную политику регулирования притока иностранных капиталовложений как в отраслевом и территориальном аспектах, так и с точки зрения технологического уровня и валютной отдачи.

Подводя итоги, можно сделать вывод о том, что если в 1990-х годах привлечение иностранного предпринимательского капитала рассматривалось как вспомогательное звено внешнеэкономической стратегии КНР на ее важнейших направлениях - расширении товарного экспорта и валютных поступлений по неторговым статьям, ввозе передовой технологии, - то уже к началу XXI века иностранный капитал, во многом адаптировавшись к условиям Китая, стал важным долговременным фактором экономического развития страны.

Политика привлечения ссудного капитала в КНР. Проблема внешнего долга и состояние валютных резервов.

Немаловажную роль среди основных форм привлечения иностранных инвестиций в КНР играет ссудный капитал, положивший начало инвестиционному сотрудничеству Китая с зарубежными странами.

За период с 1979 по 2000 годы Китаем было заключено более 2 тыс. кредитных соглашений на сумму около 300 млрд. долл., из которой использовано более 280 млрд. долл., что составило около 40% общего объема освоенных иностранных инвестиций. Достаточно разнообразна структура займов: наибольшая кредитная масса за эти годы приходится на банковские коммерческие кредиты (33% общего объема освоенного ссудного капитала). Далее идут межправительственные кредиты (26%), на кредиты международных финансовых организаций приходится 18%. Доля экспортных кредитов под государственные гарантии составляет 13%, а стоимости облигационных займов, акций и облигаций за рубежом - 10%.

Приоритетным направлением внешнего заимствования является промышленность, куда направляется свыше половины кредитов, а также транспорт, связь, сельское хозяйство, что в целом соответствует государственной отраслевой политике. Географически ссудный капитал концентрируется в наиболее развитых приморских районах Юго-восточного и Восточного Китая.

Взвешенная и осторожная политика, проводимая китайским руководством в отношении регулирования внешнего заимствования, обеспечивалась во многом за счет четкого разграничения компетенции ведомств по использованию иностранных кредитов. Так, на Госплан КНР были возложены функции определения общего годового лимита привлекаемых внешних займов и участия в распределении квот по коммерческим банкам. Практическую работу по распределению квот и контроль за их соблюдением осуществляет НБК, который также распоряжается кредитами МВФ и АзБР. Министерству финансов КНР поручено управление кредитами МБРР, а МВТЭС - межправительственными кредитами, а также сотрудничество с ПРООН через подведомственный ему Центр международных экономических и технических обменов.

Право самостоятельного привлечения зарубежных займов в рамках установленных квот, при условии погашения за счет собственных ресурсов, имеют специализированные и коммерческие банки. Зарубежные кредиты регистрируются в ГУВК, следящим за выполнением государственной политики использования иностранных займов. Регионам запрещено самостоятельно привлекать внешние займы (на первоначальном этапе такое право имели СЭЗ и некоторые приморские провинции).

Начало кредитного сотрудничества КНР с зарубежными странами относится к 1978 г., когда Китай признал необходимость и возможность получения внешней помощи, и Банк Китая приступил к заключению соответствующих соглашений с банковскими учреждениями западных стран. Вступление Китая весной 1980 г. в МВФ и Всемирный Банк укрепило его позиции на мировом рынке ссудных капиталов. С 1986 г. Китай также стал членом АзБР, а с 1984 г. - членом Банка международных расчетов в Базеле (Швейцария).

Первый опыт КНР в области привлечения ссудных капиталов оказался не слишком успешным. В 1978-1979 гг. Китай поспешно заключил крупные контракты на импорт комплектного оборудования без конкретной увязки с реальными потребностями и возможностями национальной экономики, что дало толчок искусственному форсированию внешнего заимствования. Эффективное использование иностранных кредитов затруднялось крайней технологической отсталостью, неразвитостью инфраструктуры, нехваткой сырья, энергии, дефицитом квалифицированных кадров, освоение новейшего импортного оборудования столкнулось с непропорционально высокими валютными затратами. Ситуация усугублялась тем, что подавляющая часть займов приходилась на несвязанные, но дорогие краткосрочные банковские коммерческие кредиты, предоставляемые по плавающей процентной ставке (около 15-18% годовых) на срок от полугода до пяти лет, а также на экспортные кредиты под государственные гарантии (5-10 лет из расчета около 7% годовых). Широкое использование экспортных кредитов сдерживалось их связанным характером: импорт ограничивался поставками товаров страны-кредитора по строго определенной номенклатуре.

В условиях повышения процентных ставок по кредитам на мировом рынке китайскому руководству пришлось прибегнуть к замораживанию капиталоемких проектов и скорректировать свою кредитную политику, ужесточив внешнее заимствование. В итоге к середине 1980-х годов, снизив интерес к экспортным и коммерческим займам, Китай активизировал поиск более эффективных льготных долгосрочных кредитов по межправительственной линии и международных финансовых организаций. Осуществлению изменений в структуре привлеченных средств способствовал ряд практических шагов китайского руководства. Так, в 1983 г. были вдвое (с 20 до 10%) сокращены размеры налога, взимаемого в стране с доходов иностранных кредиторов от предоставления заемщикам в КНР кредитов на льготных условиях . Активизировались контакты Китая с потенциальными кредиторами по предоставлению государственной помощи на двусторонней основе (с ФРГ, Данией, Италией, Швейцарией, Францией, Кувейтом и др.). В результате улучшились условия предоставления кредитов, увеличилось число кредитов в области транспорта, связи, в топливно-энергетическом и аграрном комплексах, металлургии, химии.

Следует, однако, заметить, что средства, поступавшие в Китай по каналам финансовой помощи промышленно развитых стран, направлялись прежде всего в те отрасли и районы, которые как бы дополняли экономику государств-кредиторов. Так, Япония предоставляла государственные и фирменные кредиты под развитие инфраструктуры, техническую реконструкцию базовых отраслей китайской промышленности, руководствуясь главным образом интересами и потребностями собственного экономического комплекса.

Во второй половине 1980-х гг. благоприятное положение в области привлечения займов позволило Китаю вновь резко расширить рамки использования коммерческих кредитов. Июньские события 1989 г. в Китае вызвали резкое сокращение привлечения иностранного ссудного капитала, были заморожены программы предоставления льготных правительственных займов, резко повышены процентные ставки по кредитам коммерческих банков, прекратили выдачу новых займов Всемирный Банк и АзБР.
Однако экономические интересы заставили западные правительственные и финансовые организации восстановить деловые связи с Китаем. В частности, во время визита в Пекин премьер-министра Японии Т.Кайфу в августе 1991 г. было принято решение о размораживании иеновых займов Китаю. Фактически же санкции утратили силу уже к концу 1990 г., по освоенным кредитам в 1991 г. был зарегистрирован рекордный показатель 6,9 млрд. долл. При этом к началу 1990-х годов стало ясно, что возможности использования внешних источников ссудного капитала преимущественно для покрытия торгового дефицита практически исчерпались. В этих условиях китайское руководство сделало акцент на привлечение предпринимательского капитала из-за рубежа, который, начиная с 1992 г. занял основное место в структуре освоенных инвестиций в КНР.

Несмотря на относительно меньшую долю в общем объеме ссудного капитала, особый интерес с точки зрения анализа внешнеэкономической политики Китая представляет его сотрудничество с международными финансовыми организациями, а также привлечение межправительственных кредитов, создающих благоприятную инвестиционную среду для коммерческого кредитования.

На учреждения Всемирного Банка приходится до 80% предоставляемых Китаю кредитов по линии международных финансовых организаций и до 25% общего объема займов. Начиная с 1992 г. КНР стала первым заемщиком Банка, ей ежегодно предоставляются 15-16 кредитов объемом около 3 млрд. долл., что составляет примерно 15% всех кредитов Банка. Всего же к середине 1997 г. Китай подписал с Банком 184 кредитных соглашения общей стоимостью 28 млрд. долл., из которых освоено свыше 15 млрд. долл.

Кредиты МБРР, с которым сотрудничество в 1990-х гг. стало достаточно тесным и взаимозависимым, привлекают Китай своим долгосрочным характером (в среднем 20 лет) и умеренным процентом (плавающая процентная ставка - около 7% годовых, льготный период - пять лет). До середины 1980-х годов МБРР давал займы под конкретные проекты строительства, техническую реконструкцию промышленных предприятий, позже стал предоставлять комплексные отраслевые кредиты, которые использовались КНР на развитие специализированных экспортных производств легкой промышленности в Шанхае, Тяньцзине и др. Показательно, что хотя Китай в борьбе за кредиты международных финансовых организаций всячески акцентирует проблемы бедности и отсталости, основной поток займов в 1980-е и в начале 1990-х гг. направлял в наиболее развитые районы и в конкурентоспособные экспортные отрасли промышленности.

Во второй половине 1990-х годов Всемирный Банк ежегодно ссужает Китаю около 3 млрд. долл, на финансирование 15-17 проектов, связанных со строительством инфраструктурных и высокотехнологичных объектов, в том числе в базовых отраслях промышленности, оказание помощи отсталым районам, на защиту окружающей среды, подготовку кадров, управление в целях содействия экономическому развитию . Такая отраслевая политика Банка, по мнению китайских специалистов, выгодно отличается от интересов зарубежных коммерческих банков.

В середине 1990-х годов по мере укрепления совместного предпринимательства и частного сектора в КНР активизировалось сотрудничество Китая с Международной финансовой корпорацией. Если во второй половине 1980-х годов ею финансировалось лишь пять проектов на 40 млн. долл., в том числе китайско-французское автомобильное предприятие "Гуанчжоу-Пежо", китайско-японская компания электронной промышленности в Шэньчжэне и др., то к середине 1995 г. МФК инвестировала 486 млн.долл. в 22 китайских проекта средней стоимостью более 1,6 млрд.долл. на развитие частного сектора в автомобилестроении, стройматериалах, агробизнесе, инфраструктуре.

В структуре Всемирного Банка Китай активно использует и "мягкие" займы Международной ассоциации разбития сроком до 35 лет, их льготный период составляет 10 лет, за пользование кредитом уплачивается только комиссионный сбор 0,75% годовых. Право доступа к кредитам MAP было представлено Китаю наряду с другими развивающимися странами с низким уровнем развития, учитывались прежде всего страны с годовыми показателями ВНП и НД на душу населения, по расчетам специалистов Всемирного Банка и МВФ, не превышающими 500 долл. К середине 1997 г. КНР получила по этой линии около 9 млрд. долл. Кредиты MAP направляются на жизненно важные сферы экономики и социальные программы: сельское хозяйство, борьбу с бедностью, ирригацию и т.д.

Значительный "перелив" кредитных ресурсов MAP в недра китайской экономики за последнее время вызывает энергичное противодействие со стороны США - основного донора Всемирного Банка, - которые указывают на неуклонный рост экономического потенциала КНР, ее возросшую платежеспособность и возможность заимствования коммерческих кредитов, а также ссылаются на расчеты среднедушевых показателей ВНП и НД Китая, исходя из паритета покупательной способности валюты. Однако, как представляется, до полного прекращения финансирования Ассоциацией Китая, по крайней мере до 2005 г., дело все же не дойдет. Достаточно благосклонную позицию по этому вопросу занимает Япония, не заинтересованная в усилении нажима со стороны Пекина в сторону снижения процентных ставок по японским меновым займам, предоставленным до ревальвации иены. Да и руководство самого Всемирного Банка, имея долгосрочные экономические интересы в Китае, твердо настроено на продолжение сотрудничества с ним, в том числе и по каналам MAP. При этом несомненно, что по мере усиления экономического веса КНР доля заимствования по линии ассоциации в структуре Всемирного Банка для Китая будет и далее снижаться, а по линии МБРР - повышаться.

Сотрудничество Китая с Международным валютным фондом в кредитной области носит достаточно ограниченный характер. Обладая квотой в МВФ примерно в 3,39 млрд. СДР (2,33%), КНР лишь дважды - в 1981 и 1986 гг. прибегала к краткосрочному заимствованию средств фонда для исправления значительного пассивного сальдо платежного баланса. В марте 1981 г. КНР получила заём из трастового фонда МВФ на 365 млн.долл. и кредитный транш на 550 млн.долл. в целях ограничения бюджетного и торгового дефицита, усиления контроля над денежной массой, которые выплатила к 1984 г. В 1986 г. Китаю был предоставлен кредитный транш на условиях "standby" на 717 млн.долл. для улучшения платежного баланса.

С 1994 г. Китай занял позицию первого заемщика Азиатского банка развития, на который приходится около 7% всех займов КНР. За прошедшие годы после вступления Китая в АзБР (1986-1996 гг.) им заключено соглашений по 68 объектам сотрудничества на общую сумму 6,4 млрд.долл. Помимо этого, банком оказано техническое содействие общей стоимостью более 100 млн.долл . Несмотря на отсутствие доступа к льготным займам по линии Азиатского фонда развития банка, Китай придает большое значение активизации отношений с АзБР, получая займы на коммерческих условиях (средний процент по долларовым вкладам составляет 6,7%, а срок кредита - 10-25 лет), а также техпомощь в виде субсидий и займов на жизненно важные для китайской экономики отрасли транспорта и коммуникаций, энергетики, сельского хозяйства, экологии, освоение природных ресурсов, борьбу с бедностью и др. Налицо и ответная заинтересованность АзБР в сотрудничестве с Китаем. Так, в 1995 г. руководство банка официально признало его "образцовым заемщиком", а объекты взаимного сотрудничества получили высший рейтинг "ААА".

Среди других международных финансовых организаций, сотрудничающих с КНР, следует упомянуть Программу разбития ООН, крупнейшим реципиентом которой стал Китай. Основные области сотрудничества КНР с ПРООН - реструктуризация экономики страны, охрана окружающей среды, борьба с бедностью. За годы взаимодействия с ПРООН (1978-1994 гг.) Китай получил более чем 400 млн.долл. для более чем 500 проектов, свыше 6 тыс. китайского административно-технического персонала получили подготовку за границей по линии ПРООН, с ее помощью было создано более ста исследовательских центров по подготовке кадров, использованию новых технологий и т.д.

Учитывая неизбежное, по мере роста экономической мощи страны, возрастание себестоимости кредитов из-за снижения доли льготного кредитования, Китай по-прежнему рассматривает сотрудничество с международными финансовыми организациями в качестве приоритетного направления своей внешнеэкономической политики, исходя из благоприятной отраслевой направленности кредитов, длительного срока их погашения. При этом Пекин намерен продолжать добиваться получения льготных займов, прежде всего по линии Всемирного Банка, для нужд отсталых аграрных районов в центральной и западной части страны в борьбе с бедностью, охране окружающей среды, социально-культурной сфере.

Важным источником пополнения кредитных ресурсов Китая служат иностранные межправительственные кредиты. Они привлекают относительно низким процентом, долгосрочным характером (15-30 лет), их ролью в формировании благоприятного климата для развития двусторонних экономических отношений в целом. К настоящему времени КНР установила двусторонние кредитные отношения с 22 государствами. За годы реформ (с 1979 г. по 1995 г.) общая сумма по подписанным соглашениям составила 32 млрд.долл., из которых реализовано 23 млрд.долл., или четверть от всего освоенного иностранного ссудного капитала. Кредиты охватывают более 2 тыс. объектов сотрудничества в базовых отраслях промышленности (химия, металлургия, стройматериалы) и инфраструктуры (транспорт, коммуникации и т.д.).

Основным кредитором Китая по линии официальной помощи развитию является Япония, на которую приходится около двух третей привлекаемых правительственных займов. Кредитование осуществляется через японский правительственный Фонд зарубежного экономического сотрудничества путем выдачи льготных (около 2,6% годовых) долгосрочных (на 30 лет) кредитов с десятилетним льготным периодом на развитие сельского хозяйства, ирригации, электроэнергетики, транспорта, связи Китая. С 1979 г. КНР заключила с Фондом три соглашения о займах на общую сумму 1610,9 млрд.иен, в том числе третий (1991-1995 гг.) - на 810 млрд.иен.

Активное сотрудничество в кредитной сфере в 1990-х годах наладилось у Китая с Кувейтом, Бельгией, ФРГ (правительственные долгосрочные низкопроцентные кредиты в отрасли городской инфраструктуры и т.п.); с Австралией, Великобританией, Испанией (сочетание правительственных безвозмездных субсидий и экспортных кредитов); с Францией, ФРГ, Италией, Швейцарией, Австрией (смешанные кредиты из государственных финансовых источников и экспортных кредитов коммерческих банков на стандартных условиях ОЭСР). Нельзя, однако, не отметить, что эффективное использование межправительственных кредитов в Китае затрудняется низкой прибыльностью объектов, большинство из которых не относится к быстроокупаемым, а также нехваткой квалифицированных кадров, опыта управления и т.д.

Коммерческие кредиты, главным образом средне- и долгосрочные инвестиционные займы зарубежных банковских синдикатов, восполняют потребности легкой и текстильной промышленности, мелких и средних предприятий китайской экономики в кредитных ресурсах и используются для закупки машин и оборудования. Государство в лице Банка Китая принимает на себя политический и экономический риск, субсидирует за счет бюджетных средств повышенную процентную ставку. При этом отраслевая направленность коммерческих кредитов далеко не всегда соответствует потребностям развития экономики КНР.
В 1990-х годах Китай активизировал свою деятельность по размещению за рубежом ценных бумаг. Если в 1980-х гг. такие операции проводились главным образом в Японии, то с 1993 г. китайские акции и облигации появились на американском и европейском рынках, а по общей их стоимости КНР вошла в восьмерку развивающихся стран - эмитентов ценных бумаг на мировом рынке.

Период реформ характеризовался неуклонным ростом внешней задолженности Китая. К концу 1996 г. по мере расширения привлечения зарубежного ссудного капитала общий объем внешнего долга страны достиг 116 млрд. долл.

Возникает вопрос: насколько опасен для экономики нынешний объем задолженности КНР? На наш взгляд, несмотря на значительный внешний долг, а также наступивший пик платежей по задолженности (ежегодные выплаты по ней составляют, по разным оценкам, от 10 до 20 млрд. долл.), положение в этой области в ближайшее время не представляется опасным, принимая во внимание как благоприятную структуру долга (на среднесрочные и долгосрочные кредиты приходится 87,9% общего его объема, оставшиеся 12,1% составляет доля краткосрочных займов), так и значительный за предпоследние три года (1994-1996 гг.) рост валютных резервов.

Показатели, характеризующие долговое положение КНР, также не вызывают опасений. Коэффициент долговой ответственности колеблется около отметки 15% при "опасной" границе 20%. Коэффициент задолженности, характеризующий способность государства нести ответственность по долгу, составляет около 70-80% при "опасной" отметке 100%. Коэффициент обслуживания внешнего долга, отражающий способность государства оплачивать долги, составляет около 7-9% при "опасной" отметке 20%. Наконец, вполне соответствует норме соотношение объема задолженности и валютных резервов Китая (предельное соотношение 2:1), а также валютных резервов и годового объема импорта (предельное соотношение 4:1).

Безусловно, примечателен беспрецедентный рост валютных резервов страны с 21,2 млрд. долл. (1993 г.) до 105 млрд. долл. к концу 1999 г., которые уступают теперь лишь Японии. Столь быстрый рост инвалютных запасов объясняется, с одной стороны, централизацией валютных поступлений в руках государства, с другой - внушительными достижениями КНР в развитии внешней торговли и иностранного капитала: увеличением экспортных поступлений, доходов от прямых и портфельных инвестиций, туризма, девальвацией юаня с введением в начале 1994 г. единого плавающего регулируемого курса, а также обязательной продажей валютной выручки банкам китайскими предприятиями и организациями в рамках реформы системы валютного регулирования.

При этом следует отметить, что значительный, на первый взгляд, объем валютных резервов Китая на деле не является таковым, принимая во внимание текущие потребности страны в импорте, прежде всего современной техники и технологии, платежи по обслуживанию внешнего долга, необходимые затраты государства по регулированию валютного курса, дотации аграрному сектору, предстоящую интеграцию Гонконга в КНР. Наконец, в ближайшие годы прогнозируется ослабление факторов роста валютных резервов,

Привлечение иностранного ссудного капитала в КНР в 1990-х годах стало важным компонентом, обеспечивающим проведение экономических реформ. Курс на активное привлечение ссудного капитала, безусловно, таит в себе внутреннюю противоречивость: с одной стороны, пополняет национальный фонд инвестиционных средств, укрепляет материально-техническую базу экономики, стимулирует производство, повышает качество продукции, но, с другой стороны, зачастую не отвечает потребностям национальной экономики, закрепляет одностороннюю "специализацию" страны (например, традиционную роль рынка сбыта и источника сырья), нерациональные, несбалансированные географическую и отраслевую структуры кредитования.

Однако Китаю, благодаря его гибкой, активной и осмотрительной селективной кредитной политике, прочным позициям в международных финансовых организациях, умелому варьированию видами кредитования в зависимости от изменений международной конъюнктуры, удалось заметно улучшить структуру привлекаемых кредитных ресурсов и смягчить условия их предоставления. Долгосрочное кредитование по линии международных финансовых организаций и межправительственных кредитов охватывает базовые отрасли промышленности - добычу сырья и полезных ископаемых, энергетику, машиностроение, химию, а также инфраструктуру, сопровождается технической, институциональной помощью, а краткосрочное - поддерживает текстильную промышленность, торговлю, сферу услуг.

Значительную диверсификацию претерпела география источников заимствования. Если в начале 1980-х годов более 85% займов и кредитов шло из Японии, Гонконга и небольшого числа других азиатских стран, то в настоящее время американский и западноевропейский ссудный капитал занял важное место в общей системе внешнего кредитования страны. Усилился также приток иностранного капитала в отсталые внутренние районы Китая.

Дальнейшие перспективы привлечения ссудного капитала будут определяться, с одной стороны, результатами экономических реформ, дальнейшим формированием инвестиционного климата, а с другой стороны - эффективностью использования привлекаемых средств, что предопределит своевременное обслуживание внешней задолженности по ссудам без негативного влияния на общее финансовое положение страны.

Открытые экономические районы и их роль во внешнеэкономической политике Китая: формирование концепции, проблемы и перспективы развития.

На период начала реформ в конце 1970-х годов КНР не имела детально разработанной внешнеэкономической стратегии. Основные ориентиры, включая концепцию создания открытых экономических районов, разрабатывались постепенно, с учетом практики экономического развития и ситуации на мировом рынке. Поэтапно осуществлялось и подключение Китая к мировому экономическому сообществу. В 1980-х годах ряд занимавших благоприятное географическое положение приморских районов был выделен в специальные экономические зоны (Шэнь-чжэнь, Чжухай, Шаньтоу в провинции Гуандун, Сямэнь в провинции Фуцзянь и, позже, - провинция Хайнань).

СЭЗ были созданы на основе модели зон экспортной переработки, имели сходные с ними анклавные черты, принципы включения в международное разделение труда, методы формирования инвестиционного климата и создания экспортных производств. При этом практика их становления, постановка целей формирования многоотраслевых народнохозяйственных комплексов, предусматривающих развитие промышленности (как импортозамещающих производств, так и экспортно ориентированных предприятий), сельского хозяйства, торговли и туризма, привлечение иностранного капитала, заимствование передовой зарубежной технологии и опыта управления, предварительную "обкатку" реформенных мероприятий, отразила двойственный характер СЭЗ, который заключался в сочетании внешне ориентированной стратегии, направленной на взаимодействие с мировым рынком, с внутренне ориентированной стратегией импортозамещения, служащей целям развития национальной экономики. В политическом плане зоны были созданы в качестве буферов для постепенной экономической интеграции Гонконга и Макао в преддверии их воссоединения с материковым Китаем в 1997 г. и в 1999 г., а в перспективе - и Тайваня.

Среди факторов, благоприятствующих развитию СЭЗ, следует выделить их ориентацию на крупные свободные капиталы хуацяо, сосредоточенные в Гонконге, Макао, на Тайване, в ряде стран ЮВА , а также факторы т.н. "преимуществ отсталости", характерные для большинства развивающихся стран: дешевизна и избыток рабочей силы, отсутствие законодательства, препятствующего высокой степени эксплуатации и т.п.

Важной движущей силой СЭЗ стало внедрение в их хозяйственный механизм принципов рыночного регулирования, самостоятельность властей зон в решении экономических вопросов, гибкая система управления. Курс на привлечение иностранных капиталовложений был подкреплен льготной налоговой и таможенной политикой. Одновременно на первоначальном этапе СЭЗ получили солидную государственную поддержку, прежде всего на строительство инфраструктуры.

В СЭЗ сформирован своеобразный механизм развития. Административное управление зонами осуществляется Канцелярией Госсовета КНР по делам СЭЗ, контролирующей реализацию политики и координирующей работу ведомств в отношении зон. Центр устанавливает для СЭЗ несколько директивных показателей: годовой финансовый доход, объем производства и снабжения по важнейшим видам промышленной продукции, стабильные на несколько лет нормативы отчислений в центральный бюджет, лимиты кредитования СП, объем инвестиций в основные фонды. Организационным центром хозяйственной деятельности зон стали "компании развития", на которых возложено общее руководство капитальным строительством. На Хайнане, где внутренние инвестиции не могли стать основой его быстрого подъема, зарубежным фирмам выделялись крупные участки земли под аренду для освоения. Подоходный налог с СП в зонах составляет 15% по сравнению с 30% во внутренних районах, а для экспортных предприятий, соответственно - 10 и 15%. Введены и таможенные льготы: беспошлинный ввоз совместными предприятиями товаров для производства экспортной продукции и ее последующего вывоза за рубеж.

Оценка результатов экономического развития СЭЗ и их вклада в решение задач хозяйственного строительства в КНР претерпела заметную эволюцию за годы реформ. К середине 1980-х годов эйфория по поводу зон в Китае сменилась критическим настроем. Несмотря на чрезвычайно высокие темпы роста промышленного производства (в 1985 г. его объем составил 4,86 млрд.д., увеличившись в 6 раз по сравнению с 1979 г.) и экспорта зон (соответственно 0,81 млрд.долл., что в 7 раз больше показателя 1979 г.), СЭЗ не удалось достичь первоначально намеченных целей, затраты из госбюджета на их развитие существенно превышали привлеченные иностранные инвестиции . Не просматривалась и экспортная ориентация зон: в 1984 г. внутри зон потреблялось 14% выпускаемой продукции, 66% ее вывозилось во внутренние районы страны и лишь 20% шло на экспорт.

Таким образом, расчет на быстрое создание в СЭЗ экспортно-ориентированной экономики не оправдался. Стало очевидно, что на первоначальном этапе затраты на развитие СЭЗ всегда превышают поступления, и для изменения положения, улучшения отраслевой структуры инвестиций, развития производства и расширения экспорта требуется время.

Очередным шагом в деле реализации внешнеэкономической политики Китая стала провозглашенная в 1988 г. стратегия ускоренного экономического разбития приморских районов. Планы создания в этих районах внешне ориентированной экономики отражали общемировую тенденцию переноса трудоемких производств из промышленно развитых государств, а затем и НИС в развивающиеся страны с более дешевой рабочей силой. Конкретно речь шла о развитии трудоемких экспортных отраслей обрабатывающей промышленности и мелкого промышленного производства в сельскохозяйственных районах зон с использованием инвалютной выручки для создания на местах импортозамещающих производств.

Предполагалось наладить работу экспортных производств, прежде всего в форме поручительской переработки и сборки, исключительно на привозном сырье, чтобы ослабить нагрузку на внутренние районы по снабжению приморских сырьем и материалами. Авторы стратегии рассчитывали на то, что массовый приток иностранного капитала не только в кратчайшие сроки преобразит экономику приморских районов, но и позволит через горизонтальные хозяйственные связи осуществить передачу внутренним районам техники и технологии, опыта и кадров, дать импульс экономическому развитию страны в целом.

Центральным моментом концепции стало намерение распространить режим открытых экономических районов на все восточное побережье Китая - от провинции Ляонин на севере до острова Хайнань на юге. В 1984 г. четырнадцати городам был придан статус открытых приморских городов, в них были выделены районы технико-экономического развития (к настоящему времени их число достигло 32). Во второй половине 1980-х гг. были созданы открытые приморские экономические районы в дельтах рек Янцзы, Чжуцзян, в южной части провинции Фуцзянь, а также на полуостровах Шаньдун и Ляодун, сформировав тем самым "приморскую полосу открытости". Намечалось в максимальной степени использовать потенциал СЭЗ, которые должны были стать одной из главных движущих сил в претворении в жизнь данной стратегии.

Однако "перегрев" экономики в 1988-1989 гг., усиление инфляции, обострение структурных диспропорций, дефицит госбюджета значительно осложнили реализацию стратегии развития приморских районов. Ситуация к тому же усугублялась сложностями сбыта за рубежом трудоемкой продукции невысокого качества, слабой связью приморских районов, ориентированных на внешний рынок, с внутренними провинциями и углублением разрыва между ними в экономическом развитии, отсутствием единого отношения в руководстве к данной стратегии.

В результате ее реализация была оттеснена на второй план макроэкономическими мероприятиями по стабилизации народнохозяйственного комплекса. При этом какого-либо отступления в политике в отношении открытых экономических районов не произошло, приостановилось лишь их ускоренное развитие вширь. Требование об относительном замедлении темпов экономического роста в масштабах страны, как подчеркивалось на рабочем совещании по вопросам СЭЗ в феврале 1990 г., не касается зон: темпы их экономического роста могут и должны быть выше средних показателей по стране. Отмечалась необходимость перехода от экстенсивного роста трудоемкой производственной сферы к интенсивному техноемкому развитию.

Новый подход китайского руководства к дальнейшему развитию открытых экономических районов заключался в том, чтобы зоны, сохраняя благоприятные условия для привлечения иностранного капитала, переходили на самофинансирование и вносили свою лепту в доходы государства. Дальнейшее формирование их инфраструктуры, как подчеркивалось, должно опираться на собственные ресурсы, а также банковские кредиты, зарубежные инвестиции. Более разборчивой должна стать инвестиционная политика, сориентированная на наиболее эффективные технике - и наукоемкие проекты в приоритетных отраслях (электронной, энергетической, легкой и пищевой промышленности и др.).

В целом под влиянием урегулирования экономики и с учетом новых подходов к развитию СЭЗ в начале 1990-х годов наметилась корректировка стратегии развития приморских районов Китая. Ее стратегическая цель - формирование единой открытой прибрежной полосы - осталась неизменной. При этом был взят стратегический курс на приоритетное развитие экспортных технике - и наукоемких отраслей полного цикла, особенно в открытых приморских городах и районах технико-экономического развития. Данный курс был направлен на уменьшение диспропорций в экономическом развитии прибрежных и внутренних районов страны.

В отношении СЭЗ объявлено о том, что их число впредь увеличиваться не будет и они не получат каких-либо новых льгот, однако сохранят свой привилегированный статус по сравнению с другими регионами страны, роль "локомотива" экономического развития и реформ. На современном этапе привлечение иностранных инвесторов планируется осуществлять за счет преимуществ хозяйственного механизма, высокоразвитой инфраструктуры, совершенствования структуры производства путем повышения его технологического уровня, снижения доли импортных комплектующих и повышения доли продукции с высокой добавочной стоимостью, расширения сферы услуг. Традиционные же ресурсоемкие производства решено перебазировать во внутренние районы для стимулирования их развития. Все это объективно свидетельствует о переходе от территориального к отраслевому принципу стимулирования иностранных инвестиций.

Важной представляется отмена с апреля 1996 г. таможенных льгот в отношении предприятий, находящихся в СЭЗ, что отвечает и требованиям ВТО. При этом будут по-прежнему действовать льготная 15-процентная ставка подоходного налога для СП, беспошлинный (до 2000 г.) ввоз оборудования и материалов для строительства инфраструктуры, особые права в утверждении инвестиционных проектов, определенная юридическая автономия властей зон и ряд других льгот. Не исключено, однако, что в связи с ведущимися переговорами по вступлению в ВТО потребуется определенная юридическая корректировка статуса зон для обеспечения равенства условий торговли в стране.

Значительные затраты на освоение СЭЗ не замедлили сказаться на их макроэкономических показателях. К концу 1980-х годов зоны, по расчетам китайских экономистов, достигли валютной самоокупаемости. Их валовой внутренний продукт достиг в 1996 г. 218,5 млрд.д. (около 3% ВВП КНР), а экспорт - 30,9 млрд.долл. (20,5% общекитайского показателя) . Однако в последние годы темпы роста экспорта и импорта спецэкономзон отстают от общегосударственных, и их доля во внешней торговле страны несколько снижается на фоне аналогичного роста других видов открытых экономических районов. Общее число подписанных соглашений о привлечении иностранного капитала к началу 1995 г. превысило 30 тысяч. Стоимость фактически освоенных иностранных капиталовложений составила 16,4 млрд.долл., или около 16% всех освоенных инвестиций в КНР . Лидирующие позиции среди зон занял Шэньчжэнь. На него приходится около половины объемов промышленного производства и экспорта СЭЗ. Уже к началу 1990-х гг. Шэньчжэнь экспортировал 60% производимой промышленной продукции, а его совместные предприятия обеспечивали 80% экспорта зоны.

Проблемы, существующие в деятельности СЭЗ, во многом сходны с общими проблемами использования иностранного капитала в Китае. Логика их привлечения такова, что первоначально они склонны осваивать относительно простые, быстроокупаемые виды деятельности (сфера обслуживания, небольшие предприятия легкой и пищевой промышленности, туризм). Только по мере формирования благоприятной среды (хозяйственный механизм, инфраструктура, правовая база, политическая и социальная обстановка) зарубежные партнеры готовы вкладывать средства в технологически более сложные производства. Неслучайно потребовалось десятилетие, чтобы СЭЗ смогли сбалансировать свои валютные доходы и расходы.

Практически не оправдались первоначальные надежды на массированный приток передовой технологии в СЭЗ, чему препятствовали ограничения западных стран на поставку в Китай современной технической продукции. При этом китайцы все же получают технику среднемирового уровня, на порядок выше отечественного, чаще всего с помощью зарубежных фирм хуацяо через Гонконг. При этом вопреки ожиданиям, что зоны превратятся в связующее звено между национальной промышленностью и иностранной технологией, их индустриальное развитие пока опирается в основном на импорт компонентов производства, от оборудования до сырья. Иностранные инвесторы не торопятся создавать в Китае производства с законченным циклом, а выносят в зоны отдельные трудоемкие звенья производственного процесса с целью последующего проталкивания продукции на китайский рынок.

Проблемой остается низкая квалификация китайской рабочей силы и низкий уровень производительности труда, который значительно уменьшает преимущество дешевизны рабочей силы в СЭЗ. Отсутствие единого законодательного акта по зонам, определяющего конкретные формы осуществления в них экономической политики, также служит сдерживающим фактором развития СЭЗ.

Создание новой зоны развития Пудун в апреле 1990 г. отразило усиление внимания китайского руководства к вопросам расширения привлечения прямых зарубежных капиталовложений, прежде всего в сфере производства, технологического и научно-технического сотрудничества, подтвердило намерение властей перенести в 1990-х годах центр тяжести политики открытости с южных, наиболее развитых в экономическом отношении провинций Гуандун и Фуцзянь в район Восточного Китая, в дельту реки Янцзы.

В основу стратегии развития Пудуна заложена сингапурская экономическая модель, отличающаяся мощным механизмом государственного регулирования рынка и не предполагающая характерную для Шэнь-чжэня территориальную и административную анклавность. Одним из инструментов механизма стали государственные акционерные компании по управлению долгосрочными капиталовложениями . Для обеспечения правительственных социальных программ были сформированы централизованные фонды накопления за счет взносов предпринимателей и рабочих.

В ряде отличительных особенностей зоны Пудун можно выделить активный допуск иностранного капитала в финансовую и банковскую сферу, страхование, фондовый рынок, современные средства коммуникаций, а также передачу земли иностранным партнерам в длительную аренду и организацию рынка недвижимости. С середины 1990-х годов Пудун стал центром многих экспериментов в области экономической политики: по предоставлению предприятиям иностранного капитала национального режима, включая унификацию тарифов за услуги и равные условия доступа на внутренние товарный и валютный рынки, по созданию СП в сфере внешней торговли, по предоставлению филиалам иностранных банков права на операции с китайскими юанями и т.д.

Освоение зоны Пудун займет, как планируется, несколько десятилетий. Осуществление проекта на современном этапе пользуется поддержкой центрального правительства КНР . В настоящее время развернута большая кампания по привлечению иностранного капитала. К 1996 г, в Пудуне создано около 4 тыс. предприятий с участием иностранного капитала с общим объемом капиталовложений 11 млрд.долл. С получением предприятиями зоны права непосредственного ведения внешнеторговых операций вырос торговый оборот Пудуна: в 1995 г. он составил 6,9 млрд.долл.

В настоящее время трудно оценить реальные перспективы формирования Пудуна как крупного финансового центра в АТР. Многое, безусловно, будет зависеть от стабильного развития китайской экономики, отношений КНР со странами Запада, международными финансовыми организациями. При этом интерес к программе строительства Пудуна в мире заметно возрос.

В целом же, на наш взгляд, зону Пудун можно отнести к яркому примеру нового подхода к привлечению иностранного капитала в осуществлении внешнеэкономической политики. Речь идет о расширении привлечения прямых зарубежных инвестиций в сферу производства, технологического и научно-технического сотрудничества, финансов, страхования, банковского дела, аренды земли. Успешная реализация проекта позволит говорить о реальном формировании, наряду с южными приморскими районами, второго центра открытой политики Китая.

Распространение внешнеэкономической открытости в первой половине 1990-х гг. затронуло внутренние, прежде всего приграничные, провинции Северо-восточного Китая, положив начало формированию "нового северного пояса открытости" вдоль границы Китая с Россией, КНДР, Монголией. В эти годы в рамках СЭЗ и открытых приморских городов были созданы тринадцать зон свободной (беспошлинной) торговли. Помимо традиционных в мировой практике консигнационных складов, ЗСТ играют также роль "свободных" портов, дополнительных производственных площадей для иностранных компаний, источника привлечения иностранного капитала в финансовую, банковскую сферы, страхование и сферу услуг. На данном этапе, однако, преждевременно говорить о формировании многоотраслевых промышленных комплексов на современных технологиях - ЗСТ в целом имеют единообразную промышленную структуру с опорой на трудоемкие отрасли. В 1992 г. структура открытых районов также пополнилась шестью открытыми городами вдоль р. Янцзы, 14 районами приграничного экономического сотрудничества с Российской федерацией и КНДР и 18 открытыми внутренними центрами провинций и автономных районов.

Таким образом, практика проведения открытой внешнеэкономической политики привела к созданию в КНР к середине 1990-х годов многоступенчатой, имеющей свои приоритетные направления и внутренние связи открытой структуры (приморская полоса открытых районов - полоса районов вдоль р. Янцзы - приграничная полоса открытых районов - открытые внутренние центры). Протянувшись с севера на юг, этот передовой край открытой политики включает 354 города и уезда общей площадью 550 тыс.кв.км. (5,6% территории страны) с населением около 330 млн.чел. (27,2% населения страны) и насчитывает 11 форм территориальной открытости Китая, охватывающих практически весь современный арсенал типов зон: торговые таможенные зоны, зоны экспортного производства, свободные порты, транзитные зоны, технопарки, страховые и банковские зоны, комплексные зоны производственной направленности. Тем самым в Китае запущен механизм ускоренного развития не только приморских (как это было в 1980-х годах), но и внутренних районов. Такой курс, по мнению китайских экономистов, должен способствовать ослаблению диспропорций между приморскими и внутренними районами Китая, распространить реформенные мероприятия на все регионы страны.

Анализируя политику Китая в области территориальных форм внешнеэкономической открытости, можно сделать вывод, что открытые экономические районы рассматриваются в Китае как важный фактор ускорения развития страны, решения проблем дефицита финансовых средств, научно-технического отставания, интеграции национальной экономики в мировое хозяйство.

Несмотря на то, что в настоящее время СЭЗ переходят на самоокупаемость, государство по-прежнему участвует в финансировании отдельных крупных объектов, проводя селективную структурную политику. Ставя перед собой стратегическую цель развития экспортных технико - и наукоемких отраслей полного цикла, Китай на практике, с учетом местных условий, применяет гибкий подход, предусматривающий переход от трудоемкого через капиталоемкое к наукоемкому производству. СЭЗ Шэньчжэнь, например, нацелена на гонконгский капитал и уже сформирована как его торгово-финансовый посредник, Сямэнь опирается на инвестиции из Тайваня и развивается по пути "открытого" порта, Чжухай ориентирован на соседнее Макао и делает упор на туристический бизнес. В Шаньтоу преобладают трудоемкие экспортные производства, сельское хозяйство. На Хайнане признано рациональным также развивать трудоемкие отрасли сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности.

На наш взгляд, ориентация на развитие экспортного трудоемкого производства продукции пищевой, текстильной, легкой и других отраслей промышленности во многом оправдана. При этом китайское руководство, как представляется, осознает, что такого рода ориентация не должна быть универсальной, имея в виду огромное население и территорию, колоссальный внутренний рынок, сложившуюся диверсифицированную структуру производства. Китаю необходимо, используя данный потенциал, развивать современные отрасли производства, например, электротехническую, бытовых приборов, модернизировать предприятия базовых отраслей промышленности при участии иностранного капитала. Словом, внешнеэкономическая специализация Китая, его место в международном разделении труда не должны замыкаться на какой-либо узкой товарной группе или виде услуг. Только в этом случае может быть осуществлен переход от политики импортозамещения к экспортной ориентированности, от капиталоемких к наукоемким отраслям.

Специфический статус позволил СЭЗ добиться значительных успехов по сравнению с внутренними районами Китая. В зонах гораздо быстрее, чем в среднем по стране, растут занятость, уровень жизни и квалификация рабочих и служащих. СЭЗ явились уникальной по масштабам школой современного управления экономикой, позволили Китаю приобрести опыт взаимодействия с мировым рынком, успешно сыграли роль полигона реформ, стимулировали перестройку организации внешнеэкономической деятельности страны и реформу экономической системы. Главным же положительным результатом открытых районов за истекший период стало не достижение макроэкономической эффективности (этого следует ожидать в ближайшем будущем) и даже не привлечение передовой технологии, а косвенный эффект мощного использования этнического фактора хуацяо в качестве важного инструмента будущей интеграции в КНР Гонконга, Макао и, не исключено, Тайваня.

В целом опыт Китая убеждает, что создание свободных экономических зон служит важным, а в ряде случаев - незаменимым элементом системы активного включения страны в мирохозяйственные связи, первым шагом в расширении открытости экономики.

Конечно, не стоит абсолютизировать их значение - зоны как элемент системы сами не в состоянии решить все проблемы, их успешное развитие возможно лишь в рамках активной внешнеэкономической политики, подкрепленной регулирующей ролью государства, включая законодательное обеспечение. Польза от СЭЗ носит комплексный характер, ее нельзя сводить к получению сиюминутной отдачи в виде валютных поступлений и привлечения новейших технологий. Требуются время и немалые усилия для достижения этих целей. Создание СЭЗ невозможно без значительных собственных и внешних капиталовложений для формирования инфраструктуры. Проще, конечно, создавать зоны закрытого "оазисного" типа, но стратегически перспективнее - зоны, опирающиеся на существующий экономический и научно-технический потенциал. Однако потенциал развития СЭЗ небезграничен, и для продолжения реформ необходимо последовательно распространять преференциальную экономическую политику на дру-гие регионы страны.

Ход дальнейшей реализации стратегии развития приморских районов Китая в решающей степени будет зависеть, с одной стороны, от перспектив реформы экономической системы и с другой - определяться новыми тенденциями развития мирового хозяйства. Масштабность целей и задач стратегии при всей их проблематичности и ее долгосрочный характер позволяют рассматривать данную стратегию не только как логическое продолжение политики открытости, но и как важный рубеж в поисках максимально эффективных путей развития страны.


 Copyright RIN 2003 -
  Обратная связь