123 Экономика и социальные институты История История
 

 
 
   
История/ Древний мир/ Страницы истории/ Персия/ История Древней Персии/ Экономика и социальные институты/
Древний мир
Страницы истории
Карты
Даты и события
Средние века
Страницы истории
Карты
Даты и события
Новое время
Страницы истории
Карты
Даты и события
Новейшая история
Коммунисты и левое движение: мы за справедливость
Страницы истории
Карты
Даты и события
Общие разделы
День в истории
Загадки истории
История истории
Исторические личности
Историки
Археология
Организации
Занимательные
исторические факты

История религий
Рефераты по истории
Новые статьи :
Карл Юнг (1875), швейцарский психолог и философ-идеалист, основатель аналитической психологии ("Метаморфозы и символ либидо") - ЮНГ Карл Густав (1875-1961), швейцарский психолог и философ, основатель "аналитической психологии". Развил учение о коллективном бессознательном, в образах которого (т. н. архетипах) видел источник общечеловеческой символики, в т. ч. мифов и сновидений ("Метаморфозы и символы либидо"). Цель п подробнее..

Сергей Кусевицкий (1874), русский дирижер и контрабасист, руководитель Бостонского Симфонического оркестра - КУСЕВИЦКИЙ Сергей Александрович (1874-1951), дирижер и контрабасист. Выступал с сольными концертами как контрабасист. Основал в Москве симфонический оркестр (1908) и Российское музыкальное издательство (1909). С 1920 жил за рубежом. Организовал в Париже "Симфонические концерты Кусевицкого" (1 подробнее..

Сервис:
Новости
Служба рассылки
Открытки
Исторические личности
Социологические опросы
Лучшие тесты
  1. Какой у тебя характер?
  2. IQ
  3. Психологический возраст
  4. Любит - не любит
  5. Кого назначит вам судьба?
  6. Ждет ли вас успех?
  7. Какому типу мужчин вы нравитесь?
  8. Посмотрите на себя со стороны
  9. Какая работа для вас предпочтительнее?
  10. Есть ли у тебя шестое чувство?
[показать все тесты]


Экономика и социальные институты





По своему социально-экономическому укладу держава Ахеменидов отличалась большим разнообразием. В нее входили области Малой Азии, Элам, Вавилония, Сирия, Финикия и Египет, которые задолго до возникновения Персидской империи имели свои государственные институты. Наряду с перечисленными экономически развитыми странами персы покорили также отсталые кочевые арабские, скифские и другие племена, которые находились на стадии разложения родового строя.

Восстания 522 - 521 гг. показали слабость Персидской державы и неэффективность управления завоеванными странами. Поэтому около 519 г. Дарий I провел важные административно-финансовые реформы, которые позволили создать устойчивую систему государственного управления и контроля над покоренными народами, упорядочили сбор податей с них и увеличили контингенты войска. В результате проведения этих реформ в жизнь в Вавилонии, Египте и других странах была создана по существу новая административная система, которая до конца господства Ахеменидов не претерпела существенных изменений.

Дарий I разделил государство на административно-податные округа, которые назывались сатрапиями. Как правило, сатрапии по своим размерам превосходили провинции более ранних империй, а в ряде случаев границы сатрапий совпадали со старыми государственными и этнографическими границами стран, входивших в состав Ахеменидской державы (например, Египет).

Во главе новых административных округов стояли сатрапы. Должность сатрапа существовала с возникновения Ахеменидской державы, но при Кире, Камбизе и в первые годы царствования Дария наместниками во многих странах являлись местные чиновники, как это было еще в Ассирийской и Мидийской империях. Реформы же Дария, в частности, были направлены на то, чтобы сосредоточить руководящие должности в руках персов, и на должность сатрапов теперь, как правило, назначались персы.

Далее, при Кире и Камбизе гражданские и военные функции были объединены в руках одного и того же лица, а именно, сатрапа. Дарий же ограничил власть сатрапа, установив четкое разделение функций сатрапов и военных властей. Теперь сатрапы стали только гражданскими наместниками и стояли во главе администрации своей области, осуществляли судебную власть, следили за хозяйственной жизнью страны и поступлением податей, обеспечивали безопасность в пределах границ своей сатрапии, контролировали местных чиновников и имели право чеканить серебряную монету. В мирное время в распоряжении сатрапов находилась только небольшая личная охрана. Что же касается армии, она подчинялась военачальникам, которые были независимы от сатрапов и подчинялись непосредственно царю. Однако после смерти Дария I это требование о разделе военных и гражданских функций не соблюдалось строго.

В связи с осуществлением новых реформ был создан большой центральный аппарат во главе с царской канцелярией. Центральное государственное управление находилось в административной столице Ахеменидской державы - Сузах. По государственным делам в Сузы приезжали многие высокопоставленные лица и мелкие чиновники из различных концов государства, начиная от Египта и заканчивая Индией. Не только в Сузах, но также в Вавилоне, Экбатанах, Мемфисе и других городах были крупные государственные канцелярии с большим штатом писцов.

Сатрапы и военачальники были тесно связаны с центральным управлением и находились под постоянным контролем царя и его чиновников, особенно тайной полиции ("уши и око царя"). Верховный контроль над всем государством и надзор над всеми чиновниками были доверены хазарапату ("тысяченачальник"), который одновременно являлся начальником личной гвардии царя.
Сатрапская канцелярия точно копировала царскую канцелярию в Сузах. Под начальством сатрапа находилось множество чиновников и писцов, в том числе, начальник канцелярии, начальник сокровищницы, принимавший государственные подати, глашатаи, которые сообщали государственные распоряжения, счетоводы, судебные следователи и т.д.

Уже при Кире II государственные канцелярии в западной части Ахеменидской державы пользовались арамейским языком, а позже, когда Дарий провел свои административные реформы, этот язык стал официальным и в восточных сатрапиях и применялся для общения между государственными канцеляриями всей империи. Из центра по всему государству рассылались официальные документы на арамейском языке. Получив эти документы на местах, писцы, которые знали два или несколько языков, переводили их на родной язык тех начальников областей, которые не владели арамейским.
Кроме общего для всего государства арамейского языка в различных странах для составления официальных документов писцы пользовались и местными языками. Например, в Египте администрация была двуязычна, и наряду с арамейским применялся также позднеегипетский язык (язык демотических документов) для общения с местным населением.

Особое положение в державе занимала персидская знать. Ей принадлежали крупные земельные владения в Египте, Сирии, Вавилонии, Малой Азии и в других странах. Яркое представление о хозяйствах такого типа дают письма сатрапа Египта в V в. до н. э. Аршамы и других знатных персидских вельмож своим управляющим. Эти письма большей частью являются инструкциями об управлении имениями. Аршама имел крупные земельные владения не только в Нижнем и Верхнем Египте, но также в шести различных странах на пути из Элама в Египет.

Огромные земельные владения (иногда целые области) с правом наследственной передачи и с освобождением от податей получили и так называемые "благодетели" царя, оказавшие последнему большие услуги. Они имели даже право суда над людьми, жившими в принадлежавших ему областях.

Владельцы крупных имений располагали собственным войском и судебно-административным аппаратом с целым штатом управляющих, начальников сокровищниц, писцов, счетоводов и т.д. Эти крупные землевладельцы обычно жили в больших городах -Вавилоне, Сузах и т.д., вдали от сельской местности, на доходы с земельных владений, которые находились в ведении их управляющих.
Наконец, часть земель находилась в фактической собственности царя, по сравнению с предшествующим периодом при Ахеменидах размеры царской земли резко увеличились. Эти земли обычно сдавались в аренду. Так, например, согласно контракту, составленному в 420 г. близ Ниппура, представитель делового дома Мурашу обратился к управляющему посевными полями царя, расположенными по берегам нескольких каналов, с просьбой сдать ему в аренду сроком на три года одно поле. Арендатор обязался платить ежегодно в качестве арендной платы 220 кур ячменя (1 кур - 180 л), 20 кур пшеницы, 10 кур эммера, а также одного быка и 10 баранов.

Кроме того, царю принадлежали многие крупные каналы. Управляющие царя обычно сдавали эти каналы в аренду. В окрестностях Ниппура царские каналы арендовал дом Мурашу, который отдавал их, в свою очередь, в субаренду коллективам мелких землевладельцев. Например, в 439 г. семь землевладельцев заключили контракт с тремя арендаторами царского канала, в числе которых был и дом Мурашу. По этому контракту субарендаторы получили право орошать свои поля в течение трех дней ежемесячно водой из канала. За это они должны были платить 1/3 часть урожая.

Персидским царям принадлежали канал Акес в Средней Азии, леса в Сирии, доходы от ловли рыбы в Меридовом озере в Египте, рудники, а также сады, парки и дворцы в различных частях государства. О размере царского хозяйства определенное представление может дать тот факт, что в Персеполе ежедневно за счет царя питалось около 15 000 человек.

При Ахеменидах широко применялась такая система землепользования, когда царь сажал на землю своих воинов, которые обрабатывали выделенные для них наделы коллективно, целыми группами, отбывали воинскую повинность и платили определенную денежную и натуральную подать. Эти наделы назывались наделами лука, лошади, колесницы и т.д., и их владельцы должны были выполнять военную повинность в качестве лучников, всадников и колесничих.

В наиболее развитых странах Персидской державы труд рабов довольно широко применялся в основных отраслях экономики. Кроме того, большое количество рабов использовалось для выполнения различных видов домашней работы.

Когда хозяева не могли использовать рабов в сельском хозяйстве или мастерской либо же считали такое использование невыгодным, рабы нередко предоставлялись самим себе с уплатой определенного нормированного оброка с пекулия, которым владел раб. Своим пекулием рабы могли распоряжаться как свободные люди, давать в ссуду, закладывать или сдавать имущество в аренду и т.д. Рабы могли не только участвовать в экономической жизни страны, но также иметь свои печати, выступать свидетелями при заключении свободными и рабами различных деловых сделок. В правовой жизни рабы могли выступать как полноправные люди и судиться между собой или со свободными (но, разумеется, не со своими хозяевами). При этом, по-видимому, не было каких-либо различий в подходе к защите интересов рабов и свободных. Далее, рабы, как и свободные, давали свидетельские показания о преступлениях, совершенных другими рабами и свободными, в том числе, их собственными хозяевами.

Долговое рабство в ахеменидское время не имело большого распространения, по крайней мере, в наиболее развитых странах. Случаи самозаклада, не говоря о продаже себя в рабство, были сравнительно редким явлением. Но в Вавилонии, Иудее и Египте детей можно было отдавать в качестве залога. В случае неуплаты долга в установленный срок кредитор мог обратить в рабов детей должника. Однако муж не мог отдать в залог жену, во всяком случае, в Эламе, Вавилонии и Египте. В указанных странах женщина пользовалась определенной свободой, имела свое имущество, которым она сама могла распоряжаться. В Египте женщина даже имела право на развод, в отличие от Вавилонии, Иудеи и других стран, где такое право имел только мужчина.

В целом, рабов по отношению к количеству свободных, было сравнительно мало даже в наиболее развитых странах, и их труд не в состоянии был вытеснить труд свободных работников. Основой сельского хозяйства являлся труд свободных земледельцев и арендаторов, и в ремесле также доминировал труд свободного ремесленника, занятие которого обычно наследовалось в семье.
Храмы и частные лица вынуждены были прибегать в широких масштабах к использованию квалифицированного труда свободных работников в ремесле, сельском хозяйстве и, особенно, для выполнения трудных видов работы (оросительные сооружения, строительные работы и т.д.). Особенно много наемных работников было в Вавилонии, где они нередко работали на строительстве каналов или на полях партиями по несколько десятков или несколько сот человек. Часть наемников, работавших в храмовых хозяйствах Вавилонии, состояла из эламитов, которые приезжали в эту страну на время уборки урожая.

По сравнению с западными сатрапиями Ахеменидской державы рабство в Персии имело ряд своеобразных черт. Ко времени возникновения своего государства персы знали только патриархальное рабство, и рабский труд еще не имел серьезного экономического значения.
Документы на эламском языке, составленные в конце VI - первой половине V в. до н. э., содержат исключительно обильную информацию о работниках царского хозяйства в Иране, которые назывались курташ. Среди них были мужчины, женщины и подростки обоего пола. По крайней мере часть курташ жила семьями. В большинстве случаев курташ работали отрядами по несколько сот человек, а некоторые документы говорят о партиях курташ численностью более тысячи человек.

Курташ работали в царском хозяйстве круглый год. Большинство их было занято на строительных работах в Персеполе. Среди них были рабочие всех специальностей (каменотесы, плотники, скульпторы, кузнецы, инкрустаторы и т.д.). Одновременно на строительных работах в Персеполе было занято не менее 4000 человек, строительство царской резиденции продолжалось в течение 50 лет. О масштабах этой работы может дать представление тот факт, что уже на подготовительном этапе нужно было превратить около 135 000 кв. м. неровной скальной поверхности в платформу определенной архитектурной формы.

Многие курташ работали и вне Персеполя. Это, в основном, были пастухи овец, виноделы и пивовары, а также, по всей вероятности, и пахари.

Что же касается юридического положения и социального статуса курташ, значительная их часть состояла из военнопленных, насильственно угнанных в Иран. Среди курташ было и некоторое количество подданных персидского царя, которые отбывали трудовую повинность в течение целого года. По-видимому, курташ можно считать полусвободными людьми, посаженными на царскую землю.
Основным источником государственных доходов были подати.
При Кире и Камбизе еще не было твердо урегулированной системы податей, основанной на учете экономических возможностей стран, входивших в состав Персидской державы. Подвластные народы доставляли подарки или же платили подати, которые, по крайней мере частично, вносились натурой.

Около 519 г. Дарий I установил систему государственных податей. Все сатрапии обязаны были платить строго фиксированные для каждой области денежные подати, установленные с учетом размеров обрабатываемой земли и ее плодородности.

Что же касается самих персов, они, как господствующий народ, не платили денежных налогов, но не были освобождены от натуральных поставок. Остальные народы платили в год в общей сложности около 7740 вавилонских талантов серебра (1 талант равнялся 30 кг). Большая часть этой суммы уплачивалась народами экономически наиболее развитых стран: Малой Азии, Вавилонии, Сирии, Финикии и Египта. Лишь некоторые храмы получили освобождение от налогов.
Хотя система подарков тоже была сохранена, последние отнюдь не носили добровольного характера. Размер подарков тоже был установлен, но в отличие от податей они уплачивались натурой. При этом преобладающее большинство подданных платили подати, а подарки доставлялись только народами, жившими на границах империи (колки, эфиопы, арабы и т.д.).

Суммы податей, установленные при Дарии I, оставались неизменными до конца существования Ахеменидской державы, несмотря на значительные экономические изменения в подвластных персам странах. На положении налогоплательщиков особенно отрицательно сказывалось то, что для уплаты денежных податей приходилось занимать деньги под залог недвижимого имущества или членов семьи.
После 517 г. до н. э. Дарий I ввел единую для всей империи монетную единицу, составлявшую основу ахеменидской денежной системы, а именно - золотой дарик весом 8,4 г. Теоретически средством обмена служил серебряный сикль весом 5,6 г, равный по своей стоимости 1/20 дарика и чеканившийся главным образом в малоазийских сатрапиях. Как на дарике, так и на сиклях помещалось изображение персидского царя.

Серебряные монеты чеканили также персидские сатрапы в своих резиденциях, и греческие города Малой Азии для расплаты с наемниками во время военных походов, и автономные города, и зависимые цари.

Однако монеты персидской чеканки мало использовались вне Малой Азии и даже в финикийско-палестинском мире IV в. до н. э. играли незначительную роль. До завоеваний Александра Македонского использование монет почти не распространялось на страны, далекие от берегов Средиземного моря. Например, чеканная монета при Ахеменидах еще не циркулировала в Вавилонии и употреблялась лишь для торговли с греческими городами. Приблизительно такое же положение было и в Египте ахеменидского времени, где серебро при уплате взвешивали "царским камнем", а также в самой Персии, где работники царского хозяйства получали плату нечеканенным серебром.

Соотношение золота к серебру в Ахеменидской державе составляло 1 к 13 1/3. Драгоценный металл, принадлежавший государству, подлежал чеканке только по усмотрению царя, и большая его часть хранилась в слитках. Таким образом, деньги, поступавшие в качестве государственных податей, в течение многих десятилетий откладывались в царских сокровищницах и были изъяты из обращения, только небольшая часть этих денег поступала обратно в качестве жалованья наемникам, а также для содержания двора и администрации. Поэтому для торговли не хватало чеканной монеты и даже драгоценных металлов в слитках. Это наносило большой вред развитию товарно-денежных отношений и принуждало к сохранению натурального хозяйства или заставляло прибегать к прямому обмену товарами.

В Ахеменидской державе было несколько крупных караванных дорог, которые соединяли области, удаленные друг от друга на многие сотни километров. Одна такая дорога начиналась в Лидии, пересекала Малую Азию и продолжалась до Вавилона. Другая дорога шла из Вавилона в Сузы и далее в Персеполь и Пасаргады. Большое значение имела также караванная дорога, которая соединила Вавилон с Экбатанами и продолжалась далее до Бактрии и индийских границ.

После 518 г. по распоряжению Дария I был восстановлен канал от Нила до Суэца, существовавший еще при Нехо, но ставший позднее несудоходным. Этот канал соединил Египет коротким путем через Красное море с Персией, и, таким образом, в Индию тоже была проложена дорога. Для укрепления торговых связей немаловажное значение имела и экспедиция морехода Скилака в Индию в 518 г.
Для развития торговли большое значение имело и различие в природе и климатических условиях стран, входивших в состав Ахеменидской державы. Особенно оживленной стала торговля Вавилонии с Египтом, Сирией, Эламом и Малой Азией, где вавилонские купцы покупали железо, медь, олово, строительный лес и полудрагоценные камни. Из Египта и Сирии вавилоняне вывозили квасцы для отбелки шерсти и одежды, а также для производства стекла и медицинских целей. Египет поставлял в греческие города зерно и полотно, покупая у них взамен вино и оливковое масло. Кроме того, Египет обеспечивал золотом и слоновой костью, а Ливан - кедровым деревом. Из Анатолии доставляли серебро, с Кипра - медь, а из районов верхнего Тигра вывозили медь и известняк. Из Индии импортировали золото, слоновую кость и благовонную древесину, из Аравии - золото, из Согдианы - лазурит и сердолик, а из Хорезма - бирюзу. Из Бактрии в страны Ахеменидской державы поступало сибирское золото. Из материковой Греции в страны Востока вывозили керамические изделия.
Существование Ахеменидской державы в значительной мере зависело от армии. Ядро армии составляли персы и мидийцы. Большая часть взрослого мужского населения персов являлась воинами. Они начинали служить, по-видимому, с 20 лет. В войнах, которые вели Ахемениды, большую роль играли и восточные иранцы. В частности, сакские племена поставляли для Ахеменидов значительное количество привычных к постоянной военной жизни конных лучников. Высшие должности в гарнизонах, на основных стратегических пунктах, в крепостях и т. д. обычно находились в руках персов.
Армия состояла из конницы и пехоты. Кавалерия рекрутировалась из знати, а пехота - из земледельцев. Комбинированные действия кавалерии и лучников обеспечили персам победы во многих войнах. Лучники расстраивали ряды противника, а после этого кавалерия уничтожала его. Главным оружием персидской армии являлся лук.
Начиная с V в. до н. э., когда из-за классового расслоения начало ухудшаться положение земледельческого населения в Персии, персидская пехота стала отступать на задний план, и ее постепенно заменяли греческими наемниками, игравшими большую роль благодаря своему техническому превосходству, выучке и опыту.
Костяком армии являлись 10 тысяч "бессмертных" воинов, первая тысяча которых состояла исключительно из представителей персидской знати и являлась личной охраной царя. Они были вооружены копьями. Остальные полки "бессмертных" состояли из представителей различных иранских племен, а также эламитов.
В завоеванных странах были размещены войска для предотвращения восстаний покоренных народов. Состав этих войск был пестрым, но в них обычно отсутствовали жители данной области.
На границах государства Ахемениды сажали воинов, наделив их земельными участками. Из военных гарнизонов такого типа лучше всего нам известна элефантинская военная колония, созданная для несения сторожевой и военной службы на границах Египта с Нубией. В элефантинском гарнизоне находились персы, мидийцы, карийцы, хорезмийцы и т. д., но основную часть этого гарнизона составляли иудейские поселенцы, служившие там еще при египетских фараонах.
Военные колонии, подобные элефантинской, находились также в Фивах, Мемфисе и других городах Египта. В гарнизонах этих колоний служили арамеи, иудеи, финикийцы и другие семиты. Такие гарнизоны являлись прочной опорой персидского господства и во время восстаний покоренных народов оставались верными Ахеменидам.
Во время важнейших военных походов (например, война Ксеркса с греками) все народы Ахеменидской державы обязаны были выделить определенное количество воинов.

При Дарии I персы начинают играть господствующую роль и на море. Морские войны велись Ахеменидами с помощью кораблей финикийцев, киприотов, жителей островов Эгейского моря и других морских народов, а также египетского флота.
 Copyright RIN 2003 -
  Обратная связь